Шомронский центр изучения экономической политики

На пути к эффективным институтам

10.10.2017
by Moshe
0 comments

Учебные курсы – первый опыт

В ходе исследовательских работ у нас накопился богатый материал на основе которого нами готовятся учебные курсы.

Первый курс на русском языке – Экономическая история посткоммунистического перехода.

Отличие курса от других подобных не только и не столько подбор материала и литературы. Основной упор делается на способности и навыке рационально объяснять явления, которые и обычные граждане и даже большинство ученых предпочитает списывать на “иррациональность”: свирепые репрессии и отказ от них, национальные размежевания и экономический популизм.

Напомним, при всей привлекательности такого объяснения и при том что его с большим успехом научились подавать как “научное” оно неспособно давать иные объяснения и, соответственно, рекомендации, чем “такова несовершенная природа человека” и соответственно правительственный чиновник или эксперт, лишенный недостатков человеческой природы приобщившись к мощи государственной машины должен делать выбор вместо иррациональных граждан. Уменьшить число граждан готовых признать себя “иррациональными” в таком смысле слова – долгосрочная задача данного курса.

Курс “Введение в экономику для неэкономистов” рассчитан на лиц заинтересованных получить практически полезные для ответственного гражданина представления об экономической науке.

Ссылки на описания курсов будут регулярно обновляться на соответствующих страницах сайта – русской и английской.

25.09.2017
by Moshe
0 comments

Опубликована статья о факторах резких изменений нагрузки государства на экономику

Журнал Problems of economic Transition издательства Taylor & Francis опубликовал нашу статью о политических факторах резкого роста бюджетных расходов и (в редких случаях) их резкого сокращения. (Yanovskiy Moshe, Zhavoronkov Sergei, Rodionov Kirill “Political Factors Behind Cuts and Surges in Government Spending: The Effects on Old Market Democracies and Post-Communist Countries” Problems of economic Transition,  59, no. 4, 2017, pp. 294-320 2017,  doi: 10.1080/10611991.2017.1321418).

Традиционно рассматриваемые факторы – федеративная структура против унитарной, правительство опирающееся на твердое большинство в парламенте – правительство меньшинства, вызовы сепаратизма оказались статистически малозначимыми. То есть они очевидно сыграли свою роль, но только в отдельных случаях.

Универсальным фактором несомненно стало введение всеобщего избирательного права и связанная с ним слабость правительства, выражающаяся в хроническом бюджетном дефиците и растущем государственном долге в мирное время. Универсальным фактором бюджетных сокращений является, несомненно, ситуация с бюджетом, воспринимаемая политической элитой и избирателем как особо тяжелая.

Русская версия доклада по этой теме – Некоторые политические факторы изменения нагрузки государства на экономику – вывешена на SSRN.

Там же можно найти английскую версию на базе которой и написана статья.

19.09.2017
by Moshe
0 comments

“Революция” Зингалеса

Заметки о книге Луиджи Зингалеса “Капитализм для народа. Либеральная революция против коррумпированной экономики”

 

Рекомендация по чтению

Я бы рекомендовал эту книгу действительно всей той широкой аудитории к которой обращается ее автор. Только профессионалам я бы ее рекомендовал без особых комментариев.  Все равно каждый из них найдет в ней что-то созвучное его взглядам – и либертарианец, и  социалист. Доброму консерватору если такой еще найдется, я бы посоветовал отнестись к чтению с юмором и милосердием к автору.

Непрофессионалу я бы рекомендовал обращать внимание на детали, прочно держа в голове, что именно они ценны в этой книге. Ведь в ней описаны многие действительно серьезные проблемы американской экономики и политики. Правда, тщательно обойдены либо упомянуты только вскользь все главные.

 

Все кроме главного

Автор рисует своеобразную и местами спорную историческую картину истории американского успеха. Справедливо выделяя и упоминая протестантскую этику, поддерживающую уважение к успеху. Не упоминаются, правда, те,  кто ее сегодня искореняет во имя пресвятой политкорректности[i] и не объясняется – зачем же они это делают?

Среди институтов обеспечивших Америке ее особые преимущества упомянут (и справедливо) федерализм, ограниченность власти, судебная система. Однако частная собственность, защита которой с помощью ограничения полномочий властей и эффективного справедливого суда практически не упоминается. Как и не упоминаются те, кто напрямую бросает вызов частной собственности и свободному предпринимательству[ii].

Вскользь упоминается резко отрицательное мнение об антимонопольной политике Гринспена и даже признается, что основания для такового имеются. При этом не упоминается ни Доминик Арментано (“Антитраст против конкуренции”[iii]) который на примерах судебных дел доказал, что все основные такие дела не имели никакого отношения к конкуренции, зато атаковали успешные бизнесы. Наказывая их за их успех. То есть фактически выводили из конкуренции или ослабляли самого сильного игрока (а значит и резко опускали планку конкуренции).

Автор бичует коррупцию. Однако основное внимание уделяет относительно редким схемам подкупа чиновников и политиков бизнесом, обходя должным вниманием господствующие схемы. При которых чиновники и политики умножают регулирования и дискреционные полномочия. То есть право чиновника решать кому дать а кому нет. Кого допустить на конкурс а кого нет (до недавнего времени претендент на федеральные заказы прежде чем быть допущенным к конкурсу должен был ввести  у себя изощренную политику “позитивной дискриминации” и допускать чиновников проверять достаточно ли она изощрена, причем без гарантий допуска на конкурс). Тенденцию искусственного раздувания регулирования через массу законов по принципу – каждой проблеме свой закон “в защиту людей” отметил еще более полувека назад Бруно Леони[iv] (Bruno Leoni 1961 Freedom and the Law, expanded 3rd edition, Indianapolis: Liberty Fund 1991).

Соответственно в книге не упоминается проблема подавления личных свобод посредством джихада против дискриминации он же – борьба за “позитивную дискриминацию” против законопослушных и трудолюбивых граждан для мобилизации иждивенцев, голосующих за всемогуще правительство.

Автор постоянно зациклен на теме политического могущества капитала, особенно финансового. Каковой угрожает, будто бы, коррумпировать власть и скупает профессоров, приглашая наиболее дружественных бизнесу (как самого Зингалеса) в советы директоров и на иные хлебные места.

При этом Зингалес молчит про десятки миллиардов долларов федеральных грантов и заказов на невоенные научные исследования которыми правительство ежегодно подкупает ведущие частные университеты. При отсутствии аналогичных частных программ хотя бы отдаленно сопоставимого масштаба[v]. Также как не акцентирует внимание читателя на причине процветания отдельных экспертов и фирм типа ведущих рейтинговых агентств. Секрет успеха которых отчасти лежит в далеком славном прошлом, но в основном объясняется оказались их победой в гонке за государственными лицензиями на обслуживание (аудит) финансовых структур. Так Паскаль Сален («Вернуться к капитализму, чтобы избежать кризисов», М.: ИИГ, 2015, сс. 74-75) отмечает, что  накануне кризиса 2008 года рынок был практически монополизирован тремя агентствами при поддержке государства.

В итоге, если немного копнуть, оказывается, что требуемые многими единомышленниками Зингалеса дополнительные меры регулирования и контроля призваны решать проблемы вызванные, в основном, заведомо избыточным контролем введенным ранее.

С тяжело больной головы на не вполне здоровую

В итоге во всем оказываются виноваты банки, крупный бизнес (как будто списано с плакатов Occupy).

Какова же реальная история?

Никогда при лобовом столкновении бизнеса и власти бизнес не побеждал или даже не оставался при своих (от президента Джексона до Теодора Рузвельта, и от Теодора до Франклина-Делано, от безумств ФДР до безумств Обамы). Отдельные предприниматели действительно приспосабливались к жизни под давлением политиков. Зачастую они при этом пытались компенсировать свои потери,  оградив себя от конкуренции (реальные случаи описаны Э.Де Сото  – “Иной путь”[vi] – наиболее успешные ставшие крупными фирмы вынужденно принимают правительственные регуляции в обмен на защиту от конкурентов). Нередко это удавалось и именно поэтому часто крупный бизнес действительно не слишком рад классически либеральным реформам, открывающим рынки, снижающим административное давление. От таких реформ выиграют все, но новички выиграют больше тех, кто уже на рынке. Тот же Де Сото описывает в “Загадке капитала” относительную политическую слабость крупных собственников в США. Причем первый пример касается генерала и президента Дж. Вашингтона. За время службы генерала обществу его поместье сильно уменьшилось в результате захватов земли соседями. Причем местный шериф  отказался помочь потрясенному герою и посоветовал лично договориться с каждым захватчикам (ведь каждый собственник земли голосовал при выборах шерифа). Это правда был единственный случай когда собственник был в принципе достаточно влиятелен чтобы решить проблему грубой силой, но и он предпочел длинный путь переговоров.

Аналогичные примеры – политического доминирования в отрасли многочисленных мелких предпринимателей несмотря на их не слишком значительную совокупную экономическую мощь приводит Джордж Стиглер (нефтепереработка и телевидение) в своей книге вышедшей в 1975 году и изданной по-русски в 2017-м (“Гражданин и государство. Эссе о регулировании” см. сс. 205-207). Я бы от себя добавил также железнодорожные перевозки в США с середины 1930-х до 1979 года.

Автор в завершение труда выдает в качестве хотя и не новой, но разумной рекомендации – мобилизовать про-рыночный популизм (существующий в основном в США). Однако рекомендует направить этот редкий ресурс не на борьбу с партией всесильного правительства, с поддерживающей эту партию весьма активно федеральную и штатную бюрократию, профсоюзы, не против левых антиамериканских фанатиков – погромщиков (Антифа, Black Lives matter) и не против менее способных к насилию, но при этом не менее опасных фанатиков – феминисток. Нет, он призывает атаковать их младших партнеров из крупного бизнеса, а также их клерков – люббистов. То есть не тех, кто создал уродливую среду, а тех кто к ней лучше других частных лиц к ней приспособился.

Не удивительно, что Зингалес оплакивал победу Д.Трампа. Удивляется крайностям идиотизма сторонников проигравшей Клинтон протестовавших против самого факта победы Трампа а не против каких –либо его конкретных решений. И, естественно, предлагает наиболее надежные с его точки зрения пути победы антирыночных фундаменталистов. И, соответственно проведения в Верховный суд сторонников неограниченного правительства вместо Н.Горсуча[vii], уничтожения нефтегазовой отрасли вместо ее развития, глумления над бизнесом посредством “природоохранной”, антимонопольной и антидискриминационной политики.

Также естественно, что на обложке книги рекомендации от лево-мейнстримных экономистов, делающих вид, что для них нет разницы между цивилизованными американцами (Tea Party) и агрессивными антиамериканцами (Occupy Wall Street etc).

 

Двурукий экономист

Зингалес  пишет про благотворность простого входа новых игроков на рынок. Однако тут же оговаривается – хорошо да вот не очень (агенты по продаже недвижимости оказывается делят усыхающий “пирог” – что не удивительно для времени кризиса и искусственно затянутого выхода из него).

Регулирование финансовых рынков бессмысленно, но с другой стороны, ослабляет политическую мощь банков.

То же антимонопольное законодательство – приводит мнение о его вреде и соглашается но с другой стороны будто бы ограждает политику от мощного давления интересантов.

Читая эти и подобные оговорки в книге обращенной к широкому читателю невольно вспоминаешь мечту президента Р.Никсона об “одноруком” экономисте (то есть который вместо рассуждений с одной стороны, с другой стороны – on the one hand, … on the other hand…) берет на себя ответственность и дает четкие и технологичные рекомендации.

 

В чем причина странностей? Рационально – экономическое объяснение осторожности профессора Зингалеса

Читатель может задаться вопросом. Почему автор рецензии так уверенно и легко обвиняет маститого профессора в столь серьезных провалах в его книге, пользующейся поддержкой других маститых профессоров. Он что, самый умный или есть иное объяснение?

Разумеется, такое объяснение есть. И оно именно в том и заключается, что Зингалес ученый с положением и в науке и в бизнесе (он упоминает свое членство в совете директоров разных фирм). А это значит, что ему есть что терять. Наблюдения доложенного на частном обсуждении в докладе президента Гарвардского университета Ларри Саммерса (ученый с еще более солидным положением, чем Зингалес) о том, что способности парней и девушек неодинаковы стоило Саммерсу кресла руководителя университета. Да, конечно, умеренно смелый Саммерс не собирал после этого скандала пропитание на помойке. У него были прочные связи в левом крыле Демократической партии и уже после скандала вполне успешно ставивший феминисток на место  Барак Обама взял Саммерса в администрацию на пост  руководителя национального экономического совета (коллектива экономических советников президента National Economic Council). Из чего мы, кстати, видим как и из победы Обамы над Х.Клинтон, что для “либерала” чернокожий (даже наполовину) высшее существо по сравнению с феминисткой. Однако издержки, причем существенные и видимо сильно превосходившие его ожидания, Саммерс понес. Чего же мог ожидать Зингалес, вписав в свою книгу, обращенную к тому же к аудитории более широкой, чем профессиональная, истинные проблемы современной Америки? А именно – наступление левых радикалов на частную собственность, на семью, на все базовые американские ценности – трудолюбие, честность, ответственность. Не мог же он как Ваш покорный слуга писать, что частная дискриминация это неотъемлемый компонент свободы. Что мотор машины “социального государства” – растущая армия социальных паразитов. Армия, которая благодаря всеобщему избирательному праву делает все более радикальных врагов свободы и частной собственности все более могущественными. Написав такое, он также не окончил бы дни на помойке. Однако, несомненно, потерял бы позицию в Чикагском университете и позиции в советах директоров крупных компаний. Которых у пишущего эти строки просто нет.

Выводы

Несмотря на большое число интересных наблюдений, фактов и ссылок, книга совершенно бесплодна в смысле практических рекомендаций. Если конечно не подозревать автора в многоходовой комбинации в попытке отколоть классических либералов (которые как Дж. Стиглер – один из основателей Чикагской школы репутацией которой столь удачно пользуется Зингалес – относят себя однозначно к консерваторам и куда реже к либертарианцам) от республиканцев.

Описание проблем современной Америки и в целом Запада настолько искажено “политически корректной” выборкой, что полученная картина непригодна даже в аналитических целях, если не разбивать ее тщательно на отдельные фрагменты.

 

[i] https://www.csmonitor.com/USA/USA-Update/2015/0930/Okla.-officials-vote-to-remove-Ten-Commandments-from-courthouse; http://www.foxnews.com/story/2005/06/28/supreme-court-bars-commandments-from-courthouses.html

[ii] “If you were successful, somebody along the line gave you some help.  There was a great teacher somewhere in your life…  If you’ve got a business — you didn’t build that.  Somebody else made that happen.” Obama B. Roanoke (VA) speech July, 13, 2012  https://obamawhitehouse.archives.gov/the-press-office/2012/07/13/remarks-president-campaign-event-roanoke-virginia

[iii] Оригинал: http://store.mises.org/Antitrust-and-Monopoly-P296.aspx; русский перевод: https://www.ozon.ru/context/detail/id/3905845/

[iv] https://www.ozon.ru/context/detail/id/3762738/ русское издание; английское – http://oll.libertyfund.org/titles/leoni-freedom-and-the-law-lf-ed

[v] Смотри ссылки в нашем докладе “Из новейшей истории университетов… ” http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2536629

[vi] В формате pdf по-русски:  http://www.vixri.com/d/Ernando%20de%20Soto%20_INOJ%20PUT’%20Nevidimaja%20revoljucija%20v%20t.pdf в формате htm: http://www.libertarium.ru/way

[vii] Трамп во время предвыборной кампании обещал назначить на место Антонина Скалиа достойного консервативного кандидата и сдержал обещание. Варианты на случай победы Х.Клинтон также были ясны. Вот их весьма разумное и логичное описание самими “либералами”: http://www.vox.com/2016/8/22/12484000/supreme-court-liberal-clinton “missed chance to reshape Supreme Court for a generation” или, иными словами, превратить судебную систему в свое орудие по переписыванию Конституции (тенденция описанная еще в середине 1990-х профессором Паулем Рубиным https://object.cato.org/sites/cato.org/files/serials/files/cato-journal/1994/5/cj14n1-3.pdf ) в духе “living constitution” (левая концепция “творческого” и гибкого подхода к положениям американской конституции аналогичная мантре о “марксизме – творческом учении”, который “есть не догма а руководство к действию” – как говорили в СССР руководители когда их шаги приходили в вопиющее противоречие с положениями “всепобеждающего учения” Маркса). Надо отметить что судебная система США и без того поражена левой идеологией как показали решения против указов Трампа защищавших граждан США от притока в страну исламистов. Не случайно Томас Соуэлл предупреждал, что тот самый суд который принял решение против указа может скоро саму Конституцию признать неконституционной: http://thetruthdivision.com/2017/02/what-thomas-sowell-said-about-the-9th-circuit-15-years-ago-is-still-relevant-today/

 

31.08.2017
by Moshe
0 comments

Опубликована статья об индикаторах качества институтов

Журнал  Constitutional Political Economy издательства  Springer опубликовал (Volume 28, Issue 4, December 2017 pp. 311-320 ) нашу статью “A Proposal for a More Objective Measure of De Facto Constitutional Constraints”.

Простые и легко корректируемые при поступлении дополнительной или новой информации показатели качества институтов основаны на наблюдаемых и четко регистрируемых событиях вместо распространенных экспертных оценок.

На первом этапе мы искали события, для ответа для каждой страны в каждый год на три вопроса:

1) Оставляет ли власть и уходит в оппозицию правящая группа, контролирующая правительство,  проиграв выборы? (критерий Пжеворского);
2) Может ли правительство  проиграть даже в широко освещаемом прессой и значимом для престижа и власти деле (процессе) в суде и подчиняется ли оно в таком случае судебному решению?;
3) Критикуют ли оппозиционные СМИ правительство, призывая к его замене, в том числе обвиняя правительство или иные высшие органы: в опасной для общества недееспособности; в имморализме; в совершении уголовно наказуемых преступлений, не опасаясь мести и наказания?

Первая русская версия работы была опубликована в журнале “Экономическая политика” №4 за 2013 год.

Новая статья:   Yanovskiy Moshe, Ginker Tim ” A Proposal for a More Objective Measure of De Facto Constitutional Constraints ” Journal of Constitutional Political Economy, DOI: 10.1007/s10602-017-9242-1, 2017     http://link.springer.com/article/10.1007/s10602-017-9242-1

Полный текст может быть выслан по запросу (на адрес yanovskiy.moshe at gmail.com).

30.08.2017
by Moshe
0 comments

Дополнительные материалы к “Стратегии долгосрочного процветания…”

К анонсированной ранее будущей книге “Стратегия долгосрочного процветания: в поисках растаявшего ориентира” , к главам по реформе системы образования и по реформе здравоохранения подготовлены дополнительные материалы.

Они важны для обоснования и понимания рекомендаций, однако из-за значительного объема не могут быть включены в книгу.

Яновский Моше “Государственное образование: мотор или балласт? Обзор литературы о состоянии и истории государственного образования в США

Яновский Моше, Жаворонков С.В. “Дополнительные материалы по истории государственного здравоохранения”  30 августа 2017

27.07.2017
by Moshe
0 comments

О еврейской морали и об обменном материале

После того, как террорист атаковал еврея – охранника посольства в Иордании арабы потребовали выдать им… жертву у которой к тому же дипломатический иммунитет. Как? Зачем?  Просто потому, что знают что к их безграничным по наглости требованиям все привычно относятся на полном серьезе (много лет их партнеры в Европе, США и главное – в Израиле способствовали росту ожиданий, ощущению отсутствия “красных линий”). И что Б.Нетаньяху точно так к ним и отнесется. Почему? Арабам понадобился “обменный материал” для захвата Храмовой горы. И они обменяли охранника на контроль за Храмовой горой, который в свою очередь вдохновит новые теракты в продолжение к уже осуществленным. Согласно  нашей методологии оценки  стимулов к террору произошедшее событие (капитуляция правительства Израиля перед достаточно беззубым шантажом арабов  никаких серьезных возможностей давления у Иорданского короля в случае отказа Израиля и особенно принятия симметричных мер не было)  относится к однозначно событиям дающим надежду террористам.

Левые правительства первых десятилетий существования государства Израиль воспринимали его как свою вотчину. При массе понятных проблем с этим связанных такое восприятие давало им чувство ответственности за собственный “актив” (арец шель ави).
Поэтому при необходимости они санкционировали:
– спецоперации за рубежом с убийствами и похищениями;
– обстрелы территорий государств, используемых террористами в качестве плацдарма и убежища;
– вторжения на эти территории для свирепых акций возмездия при обильных “сопутствующих потерях” (гражданского формально населения);
– захват обменного материала
В 1977-1982 гг. страна перешла в “бесхозное состояние”.
Левые быстро отвыкли от ответственности и их предательская кампания во время первой Ливанской войны поставила точку в истории “исключения из левых правил”. Подробнее история приведена в докладе: The Evolving Priorities of the Israeli Left: From Social Justice to Security and Back.

Национальный лагерь предпочел консенсусную политику революции. При том, что политически  возможность абсолютно мирной реолюции была. Но это означало взятие на себя не номинальной, но реальной власти, вкупе со всей полнотой ответственности.

Ссылка на прелести национального единства и консенсуса полностью дискредитирована начиная с 1982 года когда становится ясно что левые во имя власти готовы пожертвовать интересами безопасности.
То есть жизнями избирателей (особенно не своих).
Оправдание “только не война между братьями” еще как-то работало в 1948-м. Но уж никак не в 1977-м и тем более не в 2017-м. Да, ссылка на угрозу переворота весьма широко распространена. Но это несерьезное возражение. Мы все знаем пример Августа 1991 года в России когда мандат на выборах оказался оружием весьма действенным против не потенциального а уже состоявшегося переворота. Я уже молчу про совсем свежий пример неудавшегося переворота против Эрдуана в Турции. Собственно, почему он не удался? А потому что если у лидера против которого направлен переворот есть решимость вывести сторонников на улицу задача очистить улицы от этих сторонников решается очень тяжело. Даже в тоталитарном Китае в июне 1989 года пришлось перебрасывать в Пекин войска из провинции (По этой ссылке Вы найдете описание на английском содержания вышедшей только по китайски пока книги о войсках участвовавших в событиях июня 1989 года) и разыгрывать перед ними специально подготовленный спектакль, чтобы добиться от них выполнения приказа стрелять в протестующих.
Стрелять же в законную власть заставить много сложнее.
Особенно сегодня. Вспомните как уже много выборных циклов голосует Армия обороны Израиля?
Итак, применительно к руководителю еврейская мораль означает, прежде всего, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за жизни и безопасность еврейского народа.
Для этого готовность к любым, даже весьма неприятным мерам. Включая вторжения на территории “суверенных государств”, захват обменного материала (как это делал некто Йонатан Нетаньяху см. также Julian Hana Levi “PM reflects on first Recording of Brother Yoni’s Voice” // Jewish Press May 5th 2014.)

обстрелы густонаселенных территорий и многое другое.
Мерам, пойди на которые Б.Нетаньяху, его более ответственным приемникам не пришлось бы обдумывать массовые депортации и отстрел при демонстративной жестокости осуществления. Потому что теперь иначе объяснить арабам что это не их земля, которую они не собираются с нами делить, а наша земля которую мы ни с кем не намерены делить, увы, невозможно.
Потому что наша кровь краснее их крови. Это мы учим из истории вынужденной войны Давида с Амоном. Свирепость которой получила Высшую санкцию и одобрение, в отличие от истории с Бат Шевой.
Да есть еще среди нас люди с самодельной искусственной моралью, заявляющие что такого не потерпят. Судьба таких людей долгосрочно понятна. Они, по сути, становятся (переходят) на тоталитарную позицию – только тоталитарист изобретает свою мораль “более правильную” чем наша традиция.
При этом следует признать, что принять такие меры далеко не просто и они требуют обостренного чувства ответственности, совести от лидера. Проще снять металлодетекторы и жаловаться на обстоятельства непреодолимой силы.

 

23.07.2017
by Moshe
0 comments

“Пушки вместо масла”

опубликованы по английски,   с Б..жьей помощью.

После нескольких лет исторических или бессмысленных реакций из редакций экономических журналов мы переключились на военные издания. Последних (исключая совсем уж технических) немного, но решение оказалось удачным.

Статья “How Butter beats the Guns” опубликована в чешском военном журнале Defence & Strategy.

Чехи восприняли (хотя тоже не без труда) аргумент: если Вам нужны рассуждения руководства о прелестях мирного сосуществования и терпимости Вам нужен Джастин Трюдо. Но если Вам нужна крепкая оборона, основанная на эффекте сдерживания (на страхе перед агрессивной армией с эффективным руководством), то на роль лидера куда лучше подходит Ян Жижка.

Статья находится по этому адресу.

Тот кто предпочитает сгрузить себе pdf file может сделать пройдя по этой ссылке и нажав на оранжевую “кнопку”  Download this paper в левой верхней части экрана.

Несколько устаревшая русская версия также доступна на сайте SSRN.

20.07.2017
by Moshe
0 comments

Есть судьи … в Тель-Авиве?

Судьями раввинского суда Тель-Авива создан, безусловно, позитивный прецедент. При разводе дама, подавшая заведомо ложную жалобу на мужа может потерять право на алименты.
Однако поводов для беспокойства куда больше чем поводов для радости.
Рассчитывать на “доброго судью” в наше время не слишком серьезно. Распространенность подачи заведомо ложных жалоб доказывает, что в целом, механизм работает. Работает он потому, что действует общий подход – государству подсудно все, включая личную жизнь граждан. Государство (в лице светских судов, как правило, – данный то раввинский хотя и казенный) – Большой брат, всеобщий муж каждой женщины и родитель каждого ребенка. Уберите государство из детской и из спальни – прекратятся жалобы. В случае убийства и увечий (причиненных внутри семьи) государство более или менее успешно решало проблемы и 100 и 200 лет назад. Уберите государственное регулирование отношений, включая развода, люди начнут рассчитывать на себя, а не на Папу. Вернется в реальном а не игрушечном виде семейный контракт. Вернутся понятия вины и ответственности супругов (в том числе развода по вине одной из сторон с понятными последствиями). По сути, решение тель-авивских даяним (равов – судей) – попытка вернуть хотя бы в самых диких случаях упраздненный социалистами fault divorce. В свое время отмена типичного для семейных контрактов понятия “развода по вине…” означало введение универсального государственного регулирования. Последнее “во всеоружии полного знания” в “лучших интересах” детей и сторон раз и навсегда установило, что есть супруг и родитель первого сорта и второго сорта.
Потому что реальный интерес государственных чиновников, судей и ведущих принудительно к счастью политиков – это как раз распавшаяся семья, атомизированное общество зависимых и инфантильных избирателей – недомужей, недожен и недородителей. Мне кажется, что у большинства из нас интересы несколько иные. О чем мы с коллегами уже несколько лет пишем-пишем, пишем-пишем
1) последняя версия; в приложении ест материалы поясняющие как коалиция за Большое правительство выигрывает от развала семьи

2) устаревшая (2014 г.) версия, но по-русски .

13.06.2017
by Moshe
0 comments

Записка о проблемах тендерного законодательства РФ

Сергей Жаворонков подготовил записку о причинах не слишком эффективных попыток ограничить избыточные расходы бюджетов в РФ с помощью процедур обязательных тендерных закупок.

Автор приходит к следующему очевидному выводу. Неэффективность российского тендерного законодательства предопределена отсутствием жесткого требования использовать при отборе претендентов уникальный и счетный критерий выбора наилучшего тендерного предложения (на заключительном этапе процесса).

13.05.2017
by Moshe
0 comments

100 дней Трампа: меры символические и не только

Анализ решений администрации президента Дональда Трампа на основании официальных источников показывает, что многие меры первым месяцев президентства вынужденно носят символический характер. Однако даже на этом этапе понятно, что к этим мерам работа президента несводима. Одно только назначение в Верховный суд Нила Горсуча вкупе с подготовленным пакетом новых назначений федеральных судей оставит след на поколение в американской судебной системе. Важную роль могут сыграть реформы здравоохранения и налоговой системы.

Предварительные итоги работы администрации Дональда Трампа рассматриваются в контексте способности политика избранного с мандатом на радикальные изменения принимать решения под давлением мощной оппозиции и могущественных групп интересов опасающихся реформ: сокращения полномочий и бюджета “Большого правительства”.

С учетом невысоких ожиданий разумного эксперта от кандидата с яркой риторикой но без опыта в политике и без четкой идеологии результаты  работы можно считать впечатляющими.

В Приложении отдельно рассматриваются основания для спекуляций о “подпольном правительстве” каковые оказываются вполне обоснованными.